= БЛОГ ЗАКРЫТ. 2006-2015 =

Вторая группа, 2007 ДД, 2006-08 Разное, 2010-11 Бельское, 2009
Adoption in Europe, 2009 Позднее детство, 2009 SC, 2006 Руслан и Витя, 2014
Семья, 2008 Порхов, 2012 Братья, 2011 Псков, 2013

Grand Prize of the Silver Camera contest 2006,
Grand Prize PhotoPhilanthropy Activist Awards 2009,
Festival for Young Photojournalism 2010,
Special Mention Winephoto 2010,
BURNmagazine

PHE OjodePez Award of Human Values 2011,
Catchlight Activist awards finalist 2014,
Getty Images Instagram Grants Winner 2015


ПРОБО "Росток", 2007-2012

Лагерь "Свалка" Деревня "Федково" События Истории

Это личный блог фотографа, журналиста и одного из добровольных помощников Псковской региональной общественной благотворительной организации "Росток" (2007-2012). Возможна ненормативная лексика. Мнение автора не всегда отражает официальную позицию организации. События, описанные в блоге, могут быть правдой, вымыслом или собирательным образом без соответствующего уведомления. Изображения документов являются художественной имитацией.


Instagram, 2014 - 2015



Getty Images and Instagram announce three winners for inaugural $10,000 grant



In a first-of-its-kind grant, Getty Images and Instagram have partnered to create the Getty Images Instagram grant that helps photographers continue to document stories focused on underrepresented communities. What distinguishes this grant so uniquely is that it acknowledges the incredible weight and presence of visual communication that a platform like Instagram has had in the past several years.

Photographers Ismail Ferdous of Bangladesh, Adriana Zehbrauska of Brazil (currently working in Mexico), and Dmitry Markov of Russia were chosen as the three winners for the inaugural grant, each selected from over 1,200 entries, and each receiving $10,000 plus a one-year mentorship with an award-winning Getty Images’s photojournalist. The winning photos will be on display at this year’s Photoville, the largest annual photographic festival in New York City, which opens Thursday and runs through Sept. 20, 2015.

http://www.washingtonpost.com/news/in-sight/wp/2015/09/10/getty-images-and-instagram-announce-winners-of-its-10000-inaugural-grant/

Что делать с бездомными?

Оригинал взят у varlamov.ru в Что делать с бездомными?

Социальная рубрика. Текст и фото – Дмитрий Марков



Мой знакомый психиатр однажды назвал Псковщину "Ленинградским отстойником" – местом, куда сливают жертв квартирных афер в Санкт-Петербурге. Схема простая: мошенники находят простофилю с жильем, методично спаивают и втираются в доверие, а потом разменивают квартиру в центре города на осевший сарай в Псковской области. Там этот простофиля с горя начинает пить, допивается до чертей и оказывается в областной психбольнице. Дальше идти ему некуда, и что делать – непонятно. Поток пострадавших по этому сценарию привел к созданию на базе больницы социальной службы – она помогает с документами и устройством пациентов после выписки.

К чему я вспомнил этот случай? Сегодня хочу рассказать о помощи бездомным, и догадываюсь, что главный тезис дискуссии будет звучать так: "Зачем помогать бомжам, они сами виноваты". История, приведенная выше, аккуратно ставит под сомнение этот тезис.

Действительно, есть определенный процент людей, которые в любом обществе и при любом режиме выберут "кочевой" образ жизни. Но сегодня этот процент явно выше. Кризис, аферы с жильем, сироты, погорельцы и т.д. – многие оказываются на улице по стечению трагичных обстоятельств, а не по "зову сердца". Не все люди умны, хитры и располагают поддержкой близких. Кто-то выкарабкивается, кто-то нет. Многие сдаются, тонут в рюмке и проходят точку невозврата. За ней либо инвалидность, либо состояние, максимально приближенное к животному.

Попытаться предупредить такие случаи – благородная задача. Заниматься бездомными необходимо хотя бы для того, чтобы их было меньше. Чтобы жить в городе, где зимой люди не замерзают насмерть. Чтобы не объяснять детям, почему пьяные дядя или тетя роются в помойках.

Как это можно сделать, я хочу показать на примере костромской Ночлежки. Это благотворительная социальная служба, которая помогает оступившимся гражданам вернуться в нормальную жизнь...

Читать дальше: http://varlamov.ru/1396401.html

КАМЕНТ

На ночь глядя начитался каментов ко вчерашнему посту про опеку. Немало охуел, в каких дебрях прописалось общественное сознание. Люди доказывают друг другу реальность воспаленных фантазий Гуглом и Яндексом:

"Гуглите, молодой человек, гуглите! Там все написано! Опека прессует нормальные семьи, потому что с них денег поиметь можно, а алкашню не трогает, потому что нагревается с торговли их детьми".

Ну пиздец же! Пиздец! Это вот им, этим господам впарили закон Димы Яковлева. А что - в их реальность этот закон вполне вписывается, он там даже необходим.

О какой общественной отвественности можно говорить? О каком, прости Господи, контроле? Общество не понимает собственное же устройство: у большинства его членов представление о социальной сфере на уровне картины про трех слонов, которые плавают на черепахе.

Единственное, в чем сходятся выводы диванной экспертизы и реальных специалистов - черепаху ту несет прямиком в ебеня.

Как работает опека

Оригинал взят у varlamov.ru в Как работает опека

К органам опеки всегда есть вопросы. Забрали ребенка в приют - порушили семью. Оставили ребенка - отец зарубил дите топором по синьке. Сегодня хочу предложить читателям почувствовать себя оперативными сотрудниками опеки и разобрать пару текущих дел одного из районов области. На прошлой неделе я был в рейде по семьям, "требующим повышенного внимания" - это политкорректный термин особых домохозяйств, вызывающих у нормальных граждан легкую оторопь.



Первая семья находится под повышенным вниманием уже несколько лет. Исходные данные таковы: мать, страдающая психическим заболеванием воспитывает дочку 12 лет. Ну как - воспитывает, - она ее растит в соотвествии с особенностями, которые накладывает душевное расстройство. О традиционном воспитании известно мало, поскольку девочка не посещает школу. У матери навязчивая идея о том, что за ней следит ЦРУ и хочет похитить ребенка. Женщина убеждена, что сотрудники городских служб являются завербованными агентами и отказывается идти на контакт. Последний раз, когда они пытались попасть в квартиру, мать начала баррикадировать двери и пугать ребенка. Во время редких прогулок на улицу мама заворачивает ребенка в полы пальто или накрывает подолом.

Мы подходим к дому. Решаем пустить меня вперед как человека нового и не примелькавшегося. Как Кобзона на переговоры. Я представляюсь журналистом, объясняю, что хочу разобраться в ситуации, но мать не подходит к двери. На переговоры со стороны семейства выходит бабушка. Мы общаемся через дверь: я начинаю догадываться, что пожилая женщина говорит со мной не потому что ей так хочется или интересно. Ее задача - через наводящие вопросы выяснить степень угрозы. Бабка, кстати вполне вменяема. Она отказывается выдавать больную дочь и уж те более внучку. По этой причине социальные службы не могут ничего сделать в принудительном порядке: только у родственников есть право направить большую женщину на лечение. Сама она, конечно же, никогда добровольно не ляжет. После пяти минут переговоров уходим ни с чем.

Мы приходили накануне суда по ограничению матери родительских прав. Это мера, которая позволяет на время забрать ребенка в приют от больной матери. Надо сказать, органы опеки выходят с иском повторно, в прошлый раз суд иск не удовлетворил. Формально претензии опеки сводятся к нарушению права на образование. Причем, претензии предъявляет не столько опека, сколько прокуратура, вынуждая опеку и полицию реагировать. Дело сложное: с одной стороны ребенок находится с родной матерью, хоть та и прописалась в Зазеркалье. Но всяко лучше детдома. С другой стороны, рано или поздно матери (либо остатков ее рассудка) не станет, и девочке придется жить в мире за пределами маминого подола. Сделать это без образования и навыков коммуникации с другими представителями человеческого вида будет непросто.

Читать дальше: http://zyalt.livejournal.com/1353797.html

Инвалиды. Никакой жалости

Оригинал взят у varlamov.ru в Инвалиды. Никакой жалости

Рубрика Дмитрия Маркова. Напоминаю, каждый понедельник Дмитрий будет рассказывать в моем блоге важные вещи о благотворительности.



Самая большая свинья, которую можно подложить людям с инвалидностью - это жалость. В определенном смысле, это беда куда серьезней криворуких заездов для колясок: пандусы, в конце концов, можно просто починить, а вытравить из общественного сознания снисходительно-жалостливое отношение к 8% населения РФ куда сложнее. И судя по тому, как бросились отзывчивые люди строить дом и покупать одинокому отцу-колясочнику автомобиль, многие, похоже, вообще не допускают мысль, что наши менее здоровые сограждане способны работать. Для таких людей наш сегодняшний познавательный фотопост. Всю неделю я ходил по производствам города, чтобы показать, как инвалиды собирают коробки для пиццы, изготавливают скамейки, обстирывают детские садики и пекут хлеб. Велкам.

Collapse )